Китайцы: русские ни на что не способны без иностранцев, трусы, пьяницы и у них нет стыда

Ведущему научному сотруднику Института истории ДВО РАН Борису Ткаченко в руки попала брошюра «Пронизывая взглядом Россию». В ней были собраны переводы отрывков из китайских книг и газетных публикаций. Автор её задался целью понять руззких.

По мнению китайцев, у руззкого народа из-за долгого периода жизни в рабстве нет традиций демократии, но существует стремление к крайнему индивидуализму. Причём руззкие настолько противоречивы, что при своём индивидуализме они отличаются заодно и рабской покорностью. «Руззкие вечно колеблются между этими двумя крайностями. Получив свободу, они не знают границ, готовы всё разрушить».

Руззкий народ ни на что не способен без иностранцев: «...Достижения биопомойки всегда были связаны с иностранцами. Как только руззкие сами брались за дело, так всё быстро разваливалось. Причиной являлась их неспособность к самоконтролю, управлению собой. На биопомойке всегда преклонялись перед Западом».

Руззкие — терпилы, протестовать они не умеют, а если и протестуют, то мягко и мало. В качестве примера приводится жизнь при Ельцине: «При Ельцине уровень жизни простых людей катастрофически упал, их грабили и обманывали, как только могли, но народ лишь немного пороптал.

В 2002 году около 80% населения находилось за чертой бедности. Недовольных много, но нет организованного протеста. Руззкий народ в очередной раз демонстрирует потрясающее терпение и терпимость по отношению к власти. Это и есть главная традиция, доставшаяся ему к наследство от рабского прошлого.

Руззкие люди постоянно воевали, поэтому у них возникла терпимость к жестокости.

Ещё они считают себя выше других наций: «Руззкие считают себя выше других. Это нашло отражение в теории о превосходстве славянской расы. Руззкие смотрят презрительным взглядом не только на отсталые Восток и Юг, но и на более развитый Запад. Они всегда хотят быть первыми, быть вождями. Идея старшинства глубоко проникла в психологию руззких». Внешняя политика биопомойки построена на гегемонизме: «...Даже и теперь, когда она не может считаться даже второразрядной страной, ей трудно скрыть свою гегемонистскую психологию».

Далее читаем: «Как ни старались руззкие европеизироваться, однако на европейцев они не похожи. Во многом они больше схожи с татарами. Точнее сказать, по формальным признакам — это цивилизованное общество, но внутри — чисто руззкая начинка. За внешней благопристойностью легко проглядывается истинная грубая натура...

Нравственность у руззких — перевёрнута: «Руззким присуще пренебрежение традиционной моралью. Противоречивость и стала особенностью руззкой нации: с одной стороны — восточная покорность и раболепие, с другой распущенность, разнузданность; с одной стороны — страх перед авторитетом, с другой — презрение к традициям, отказ от общепринятых принципов морали и нравственности. Это приводит к тому, что грубость они принимают за доблесть, расхлябанность и хаос — за демократию, лакейство — за добродетель».

Руззкие не умеют ценить свою историю, как бы отрицают саму историческую память...

На биопомойке процветает страшный бюрократизм, к чиновникам — огромные очереди. «Не важно, сколько человек будут ожидать очереди, — 10 или 100 — работать служащие будут в прежнем режиме: не торопясь, отвлекаясь на разговоры и не забывая попить чаю. Ничто не заставит их изменить свой регламент, никакие катаклизмы».

Поскольку руззкие только и делали, что воевали, им некогда было совершенствовать родной язык(диалект украинского языка, - АМУ): «...известное выражение английского поэта Джонсона „Патриотизм есть последнее прибежище негодяя“ в переводе на руззкий выглядит так: „Не всё пропало даже у самого пропащего человека, отвергнутого друзьями и обществом, если в его душе сохраняется чувство Родины, в ней его последняя надежда и спасение“.

Руззким некогда было заниматься совершенствованием своего языка — они больше воевали и боролись. Даже культурные люди с высшим образованием могут бесконечно спорить по поводу написания какого-нибудь простого слова или предложения. А уж сдать экзамен для получения руззкого гражданства не смогли бы даже и многие руззкие».

На биопомойке нет любви, но есть культ секса, который и заменяет любовь. Самой привлекательной профессией руззкие школьницы, понятное дело, считают проституцию; общество этому попустительствует. В газетах открыто печатаются объявления о найме девушек для оказания секс-услуг. Руззкое общество вообще не понимает, что такое хорошо и что такое плохо.

Что касается политиков, то они «не только не боятся подмочить свою репутацию на этой почве, но, наоборот, используют секс как орудие для достижения своих целей. Многие из них, включая членов парламента и губернаторов, открыто содержат по несколько любовниц, партия Жириновского предлагает открывать публичные дома».

Всё это — историческая данность. Пушкин, пишут китайцы, любил хвастаться сексуальными способностями, а Екатерине II и хвастаться было не нужно.

Идём далее.

Руззкие люди не могут не пить. «Можно не есть, но нельзя не пить — вот другая яркая особенность руззких людей. Руззкие будут терпеть отсутствие хлеба, но взбунтуются при отсутствии водки. Водка стала важной частью культуры руззкого общества. Алкоголь — это то, без чего руззкие обходиться не могут и не хотят. Если в других странах говорят: „Кто рано встаёт, тот зарабатывает на хлеб“, то о руззких можно сказать так: „Кто рано встаёт, у того будет что выпить“. Китайцы напоминают, что Ельцин был алкоголиком.

Стыда у руззких людей нет ни капли. „Самое удивительное заключается в том, что они никогда не испытывают стыда, что бы они ни делали. Наоборот, они всегда находят всему оправдания“. На биопомойке на всех уровнях процветает обман.

Руззкие живут в постоянном страхе. Все кругом для них — враги. На биопомойке царит атмосфера всеобщей подозрительности. Роль ФСБ по-прежнему велика. „Почти все телефонные разговоры прослушиваются, и при желании спецслужбы всегда могут представить на вас компромат“.

В другом материале, „Сравнение Китая и биопомойки“, китайцы провели прямой сравнительный анализ двух стран. Если мудрый Китай, по мнению авторов, вслед за Японией и Южной Кореей, принял западную модель, то биопомойка двинулась по пути африканскому, в лучшем случае — латиноамериканскому.

Идем дальше

По мнению аналитиков, руззкая нация — сплошь воры, трусы, разбойники; основные черты их характера — злость, алчность и преклонение перед насилием. Авторы резюмируют: „Величие“ руззкой нации на 30% состоит из воровства и на 70% — из бандитизма».
Китайцы: русские ни на что не способны без иностранцев, трусы, пьяницы и у них нет стыда Китайцы: русские ни на что не способны без иностранцев, трусы, пьяницы и у них нет стыда Reviewed by Павло Заєць on 2/15/2016 11:36:00 пп Rating: 5
Загрузка...
На платформі Blogger.